Леспром перенес пандемию лучше других отраслей

Дата новости: 08\02\2021
Для целлюлозно-бумажной промышленности в 2020 году спасением стал высокий спрос в марте-апреле на тароупаковочную и санитарно-гигиеническую продукцию (например, производство туалетной бумаги выросло на 8,1% за 3 кв. 2020 года к тому же периоду 2019-го). Увеличился выпуск упаковочных материалов: крафт-лайнера - на 26,6%, флютинга - на 10,9, гофрокартона - на 3,2%. Стал быстро расти спрос на упаковку для потребительских товаров, ведь многие предприятия активно переходили на торговлю навынос и доставку товаров - от еды до одежды.
Контроль за древесиной поручили электронной системе
Значительно увеличился экспорт из России крафт-бумаги и крафт-картона - на 40%, более чем в полтора раза выросли поставки на экспорт регенерированного картона. "Российские производители оказались конкурентоспособными на мировом рынке и по ценам, и по качеству, - говорит Юрий Лахтиков, президент РАО "Бумпром". - Сыграло роль высокое качество первичного волокна, идущего на производство крафт-бумаги, - это волокнистая северная армированная целлюлоза. Кроме того, у нас качественная макулатура, которая проходит не много переделов".
Некоторые сегменты ЛПК даже в столь сложное для экономики время оказались в хорошем плюсе - в частности, это касается целлюлозно-бумажной промышленности. "Наши предприятия за прошедшие 10 месяцев увеличили выпуск целлюлозы на 6,5%, бумаги и картона более чем на 4%. Позитивная картина складывается и по биотопливу, где производство прибавило свыше 6%, а экспорт вырос на 23%. Благоприятная ситуация наблюдается и на рынке деревянного домостроения, спрос на продукцию которого увеличился почти на 30%", - указал в конце 2020 года министр промышленности и торговли Денис Мантуров.
Быстро смогли оправиться от кризиса производители плитной продукции (МДФ, ДСП, фанера). Падение внутреннего спроса во втором квартале 2020 года в карантинные апрель-май с лихвой компенсировалось в третьем-четвертом кварталах - почти все заводы сейчас работают с полной загрузкой. "Предприятия обеспечены заказами чуть ли не до второго квартала 2021 года", - отмечает консультант аналитического агентства What Wood Марина Зотова. Выросло производство пиломатериалов, фанеры, клееного бруса. Некоторые из этих позиций - экспортно ориентированные. Например, почти две трети производимой в России фанеры уходит за рубеж, и ее экспорт в 2020 году увеличился: российская фанера идет в основном в строительный и транспортный сектора, где не было сильного падения спроса.
Однако цены на фанеру на мировом рынке снижались в течение года до 20%. "Сейчас мы возвращаемся по ценам к уровню 2019 года, они растут на 5-8%, - отмечает Николай Иванов, представитель "Сегежа Групп". - Существенно растут цены на пиломатериалы. Появилась интересная тенденция и на российском, и на мировом рынке со второй половины 2020 года: растет спрос на загородную недвижимость, и на всё, что требуется для ее строительства, в том числе фанеру". В отрасли деревянного домостроения заметен даже некоторый ажиотаж - опрошенные участники рынка говорят о бурном росте заказов на деревянные дома и строения начиная с лета вплоть до 30-40%.
Однако все строители столкнулись с двумя проблемами, говорит гендиректор "Зодчий" Михаил Королев: это подорожание к концу 2020 года пиломатериалов на уровне от 15 до 30% (доска, клееный брус и пр.) и нехватка строительных бригад на протяжении всего года. Подорожание материалов связано с тем, что производителям доски и бруса стало выгоднее экспортировать продукцию с учетом выросшего курса доллара и евро. В итоге на внутреннем рынке стал формироваться дефицит, а внутренние цены начали "подтягиваться" к ценам на внешнем рынке.
Наиболее сложная ситуация среди подотраслей ЛПК складывалась в этом году в мебельной промышленности. По словам Тимура Иртуганова, директора Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России, за 9 месяцев 2020 года объемы выпуска мебели сократились примерно на 2,5%. В первом квартале 2020 года производство выросло на 20%, однако потом в связи с закрытием розничных продаж мебели и снижением корпоративных заказов из-за карантина рынок словно замер. В июне-сентябре произошел всплеск продаж, на который повлиял отложенный спрос: посидевшие на карантине в четырех стенах люди мечтали создать себе уют и изменить обстановку. "Однако раньше мебельная промышленность росла на 20-25% в год, так что отрасль многое недополучила", - говорит Иртуганов. Многие инвестиционные проекты были отложены. Осложнил ситуацию дефицит древесно-стружечных плит для выпуска мебели. Производители плит просто не могли создать достаточного товарного запаса этой весной из-за карантина.
Но в целом и мебельная промышленность отходит от пандемийного шока, опираясь на оживление спроса и надеясь на его долгосрочность. У мебельщиков тоже есть в рукаве еще и экспортные возможности (в 2019 году, например, на экспорт поставлено почти на полмиллиарда долларов готовой мебели; в 2020 году экспорт просел на 15%) - то, что помогло выстоять всему российскому ЛПК. "По прогнозам экспертов, к 2030 году потенциальный спрос на российскую целлюлозу может вырасти почти в два раза, до 17 млн тонн в год. Наша страна сегодня обладает не только необходимыми ресурсами, но и уникальными конкурентными преимуществами по затратам на производство целлюлозы. Столь удачная конъюнктура рынка в совокупности с господдержкой лесопереработки дадут долгожданный толчок развитию целлюлозно-бумажной промышленности в нашей стране", - уверен статс-секретарь, замминистра промышленности и торговли Виктор Евтухов.Однако все строители столкнулись с двумя проблемами, говорит гендиректор "Зодчий" Михаил Королев: это подорожание к концу 2020 года пиломатериалов на уровне от 15 до 30% (доска, клееный брус и пр.) и нехватка строительных бригад на протяжении всего года. Подорожание материалов связано с тем, что производителям доски и бруса стало выгоднее экспортировать продукцию с учетом выросшего курса доллара и евро. В итоге на внутреннем рынке стал формироваться дефицит, а внутренние цены начали "подтягиваться" к ценам на внешнем рынке.
Наиболее сложная ситуация среди подотраслей ЛПК складывалась в этом году в мебельной промышленности. По словам Тимура Иртуганова, директора Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России, за 9 месяцев 2020 года объемы выпуска мебели сократились примерно на 2,5%. В первом квартале 2020 года производство выросло на 20%, однако потом в связи с закрытием розничных продаж мебели и снижением корпоративных заказов из-за карантина рынок словно замер. В июне-сентябре произошел всплеск продаж, на который повлиял отложенный спрос: посидевшие на карантине в четырех стенах люди мечтали создать себе уют и изменить обстановку. "Однако раньше мебельная промышленность росла на 20-25% в год, так что отрасль многое недополучила", - говорит Иртуганов. Многие инвестиционные проекты были отложены. Осложнил ситуацию дефицит древесно-стружечных плит для выпуска мебели. Производители плит просто не могли создать достаточного товарного запаса этой весной из-за карантина.
Но в целом и мебельная промышленность отходит от пандемийного шока, опираясь на оживление спроса и надеясь на его долгосрочность. У мебельщиков тоже есть в рукаве еще и экспортные возможности (в 2019 году, например, на экспорт поставлено почти на полмиллиарда долларов готовой мебели; в 2020 году экспорт просел на 15%) - то, что помогло выстоять всему российскому ЛПК. "По прогнозам экспертов, к 2030 году потенциальный спрос на российскую целлюлозу может вырасти почти в два раза, до 17 млн тонн в год. Наша страна сегодня обладает не только необходимыми ресурсами, но и уникальными конкурентными преимуществами по затратам на производство целлюлозы. Столь удачная конъюнктура рынка в совокупности с господдержкой лесопереработки дадут долгожданный толчок развитию целлюлозно-бумажной промышленности в нашей стране", - уверен статс-секретарь, замминистра промышленности и торговли Виктор Евтухов.
Источник: Российская газета
Вернуться к списку новостей